Почему иногда расстреливают толпу (Реальные события, участницей которых я была. 1993г.)

Я уже не помню, когда это произошло, важна не дата, а события, произошедшие в жизни. Я работала проводником на поезде 65-66 Жигулёвское Море - Москва. Мы прибыли на Казанский вокзал. Тогда шла реконструкция моста, и наш состав оставили на вокзале, на четырнадцатом пути. Обычно мы отстаивались на станции Николаевка. В Москве мы стояли по шесть часов до посадки на обратный путь. Отлично! можно сбегать на Черкизон! Моя напарница Марина Янгутова очень не любила московскую толчею и отправила за покупками меня.

В тот день на рынке я управилась быстро. Народу было мало, а товаров много. Купила для нас еды. На обратном пути я поглядывала на небо. Свинцовые тучи готовы были обрушить тонны воды на головы суетящихся людей. Помню, как стояла и смотрела на пролетающие тучи и размышляла, бежать мне по перону до второго вагона или ползти по всему составу, открывая и закрывая тысячу дверей тамбуров от девятнадцатого вагона до второго.

Моя напарница стояла в тамбуре второго вагона и курила. Марина наблюдала за мной. Побежит по перрону, или полезет по вагонам, размышляла она. Я решила, что обгоню ливень и рванула вдоль состава, благо, что на мне были надеты футболка, легинсы и спортивные китайские тапочки. За моей спиной зашумели первые капли. Для Марины новая загадка: добегу я сухая или промокну. Добежала, влетела в тамбур, и хлынул потоп. Это действительно был потоп.   Задержись я хоть на десять секунд, промокла бы мгновенно. НО!!!

За стеной дождя хлынули лавиной пассажиры. Не стану утверждать, что катализатором послужил мой пробег до второго вагона, но что-то спровоцировало людей подхватить чемоданы и рвануть к вагонам нашего состава без объявления посадки на вокзале. Люди, которых поливали потоки дождя, стучали в окна и двери, требуя пустить их в вагоны, за два с половиной часа до объявления посадки!

Пришел приказ начальника состава: Запустить пассажиров, пока они не перебили окна в вагонах.

Запустили, посадили согласно купленным билетам. Выпроводили провожающих под дождь. И началось! Пассажиры стали требовать открыть туалеты, подать чай и т.д, и т. п. Марина в нашем рабочем купе просто озверела.

- Поубиваю всех гадов!!! – И куча витиеватого мата.

- Стоять, подруга! – Преградила я ей путь своими шестьюдесятью  кило против её девяноста.- На нас униформа, мы на службе, мы не имеем права, даже матом их обложить, понимаешь?

- Ну и пурхайся с ними сама. Я умываю руки.

- Отличненько!  - Я, та ещё сволочь! Стала ссылаться на букву инструкции Министерства  Путей сообщения.

- Туалетик открыть? Пожалуйста! Через один час после отправки поезда со станции туалеты будут открыты, согласно инструкции РЖД.

- Это когда же?! – Тут глаза пассажиров стали вполне «сознательными».

- Через два с половиной часа будет объявлена посадка на наш поезд. Посадка длиться сорок минут. Через час после отбытия поезда от Казанского вокзала будут открыты туалеты, считайте сами, когда.

- Выпустите нас! Мы пойдём на вокзале в туалет! У нас же дети!

- Пожалуйста - пожалуйста! – Маринка рванула из нашего купе как разъярённый бык «Убью!!». Я, заталкивая напарницу обратно  в купе, исключительно вежливо говорила с пассажирами. – Только груз свой сразу же забирайте. Ваши билеты закомпостированы. Я не пущу вас с такими билетами обратно в вагон  - Люди, начали понимать, что натворили. Они виновато смотрели на меня, похожие на нашкодивших детей.

- Что же нам с детьми делать?

- А что хотите. Но помните, убирать будете за ними сами. Включайте народную смекалку. Голь на выдумку хитра. – У одного мужика сдали нервы.

- Да я сейчас нужду между вагонами справлю!!!

- Пожалуйста! Под вагоном три тысячи вольт. Током трахнет, одни тапочки, может быть останутся. – Это было сказано громко на весь вагон, - Прошу проводников до объявления посадки не беспокоить. Мы тоже люди и хотим есть. У нас, простите, обед.

Я прекрасно понимала сменщицу, которая грязно ругаясь матом, готова была порвать каждого, кто сидел сейчас в нашем вагоне. В тот день я поняла, почему иногда расстреливают толпу. Толпа это не люди, это биомасса. Тупая, наглая, озверевшая, лишенная всяких тормозов. У неё одна цель смять преграды. Она не задумывается, что это за преграда, для чего она, почему стоит на пути движения людей. Ей безразлично, что преграда, может быть, спасает отдельно взятого человека от самого себя. От гибели и вреда здоровью. Автомата в руках не оказалось. И, слава Богу! Иначе я приобщилась бы тогда к этой самой биомассе.

В назначенный час секунда в секунду туалеты были открыты. Через час после этого все без исключения пассажиры мирно спали на своих местах. Детей в вагоне тогда было шесть человек. Я спросила одну мамочку, как управились.

- Тот мужчина, которому вы сказали про три тысячи вольт под вагоном, предложил использовать мешочки. Мы их в горшок детский выкладывали и сажали детей. Выбросили, когда вы открыли туалеты.

Проводники в тот рейс выпили весь вагон-ресторан. Вся бригада. Я опять оказалась белой вороной. В этот сумасшедший момент я помогала подруге с билетом до Жигулёвского моря. После Рязани она пришла к нам с бутылкой Шампанского. И ладно бы мы просто выпили на троих. Мой стакан вылили на мою форму! Что делать?  По усам текло, в рот не попало. А на языке уже сладко. Пошел кураж. Вернее я пошла в вагон-ресторан, брать Шампанское.

- Да от тебя уже несёт, мать! – сказала повариха.

- Да несёт, только не от меня, а от пиджака. Меня облили Шампанским.

- Тогда понятно. Бери. Принесёшь такую же.

После выпивки я легла отдыхать. Была моя очередь. Я очень хорошо поспала, снотворное было отличным. Проснулась я именно потому, что выспалась. Но на часах было уже пять часов. Моя смена должна была начаться в три. Где Марина?! И тут отворяется дверь в наше купе.

- Оля, я уже никакая, - Маринка еле ворочала языком. Из швейцарского банка, что находиться в лифчике каждой дамы, она извлекла пакет с деньгами за постель и продажу чая, - Проверь. Всё должно быть на месте.

Я пересчитала деньги, заполнила ведомость и отправилась это всё сдавать в вагон начальника поезда. Маринка полезла на вторую полку, спать.

В третьем вагоне проводники предложили мне водки. В четвертом коньяк. И так до вагона бригадира.

- Боже! – вскричал начальник, - Одно трезвое лицо на весь состав!

- Что?! И купейная сторона тоже?

- В хлам.

- А пассажиры?

- Тишайшие, просто святые ангелы. Я когда с ними стал разговаривать, слышал одно и то же. Все побежали, и я побежал.

- А почему это случилось?

- Уже военным психологам доложили. Приедем, нас всех допрашивать будут. Только ты никому, поняла.

С нами действительно работали. Сначала орал  начальник станции Жигулёвское море. Обещал всю бригаду выгнать в полном составе. Все почему-то покосились на меня. Нас выспрашивали психологи. В вагонах появились дотошные пассажиры, стремящиеся вывести  проводников на откровенность. Но никого не уволили. Даже меня никто не упрекнул, что увильнула от пьянки. В бригаде ещё долго чувствовалась напряженность. Но так и осталось загадкой для нас, что же подвигло почти тысячу человек захватить состав.   А военные не расскажут.

 Ольга Шумакова.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован